class=" b-page b-page_rus b-page_menu_slide">
Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Экспертные мнения

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Ошибка президента. Почему южнокорейцы так быстро разлюбили своего лидера?

6 сентября 2018, 15:28 UTC+3 Варивода Станислав
Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин

Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин

© AP Photo/Yong Teck Lim
Автор
Варивода Станислав Станислав Варивода Станислав Варивода
Руководитель представительства ТАСС в Республике Корея
Профайл автора

По данным агентства Gallup Korea, рейтинг главы Южной Кореи составил рекордно низкие 53%. Не одобряют деятельность президента 33% респондентов. Среди некоторых категорий населения популярность Мун Чжэ Ина упала даже ниже 50%. К ним относятся считающие себя наиболее пострадавшими от проводимых им реформ владельцы малого бизнеса (44%) и домохозяйки (46%). Предвыборные обещания президента не торопятся реализовываться, и южнокорейцы понизили уровень своих ожиданий. Предстоящий межкорейский саммит, конечно, может стать поводом для воодушевления, но Мун уже вряд ли вернет себе прошлогодние 84%.

Инаугурация президента состоялась 10 мая 2017 года, после того как он одолел на выборах представителя консервативной Корейской партии свободы Хон Чжун Пхё с перевесом в 15%. За Муна проголосовали большинство провинций и городов республики, включая столицу — город Сеул. Спустя пару недель его популярность достигла пика — 84%.

Что же произошло и почему значительная часть сторонников президента отвернулась от него? Основные причины снижения рейтинга — вернувшаяся напряженность в отношениях с КНДР, а также проблемы в экономической и социальной сферах.

Прогрессист Мун пришел к власти на контрасте с полностью дискредитировавшими себя консерваторами. К тому же во время предвыборной гонки он щедро бросался популистскими обещаниями. В том числе вернуть высокие темпы экономического роста, топчущегося ныне в районе 3%. Он уверял, что наведет порядок в социальной сфере, решит проблему с безработицей среди молодежи и разберется с трудовым законодательством, попутно одолев проблему низкой рождаемости и старения населения.

По замыслу Муна, это должно дать работающим корейцам свободное время для того, чтобы заняться личной жизнью и поспособствовать росту рождаемости.
Пока еще слишком рано говорить, сработал ли этот план, но его экономические последствия уже оценили. Эксперты посчитали, что законопроект обойдется работодателям в $11 миллиардов в год

Однако в реальности оказалось, что раздавать громкие обещания было просто, а вот выполнять их, да еще так, чтобы все остались довольны, — не очень.

Одна из первых реформ администрации — сокращение рабочей недели в стране с 68 до 52 часов. Сейчас рабочая неделя состоит из 40 часов основного времени и 12 сверхурочных.

По замыслу Муна, это должно дать работающим корейцам свободное время для того, чтобы заняться личной жизнью и поспособствовать росту рождаемости. Пока еще слишком рано говорить, сработал ли этот план, но его экономические последствия уже оценили. Эксперты посчитали, что законопроект обойдется работодателям в $11 миллиардов в год.

Однако потеряли тут и наемные работники, их доходы резко сократились. Дело в том, что в Корее зарплата рассчитывается исходя из числа отработанных часов, а работа в сверхурочные и выходные оплачиваются по более высокому тарифу. Теперь большинство сотрудников компаний потеряли возможность получения солидной прибавки.

Во время предвыборной гонки Мун пообещал создать почти миллион новых рабочих мест в госсекторе и провести реформу здравоохранения. По факту эти намерения оказалось невыполнимыми. Как ехидно заметили представители оппозиции, на их реализацию потребуется почти $160 миллиардов, а такие средства попросту неоткуда взять

Столкнувшись с народным недовольством, правительство стало искать пути компенсировать эти потери и, казалось, нашло идеальный выход. Был принят закон о повышении минимальной почасовой оплаты труда на 16%. Но тут уже взбунтовались работодатели, особенно владельцы малого и среднего бизнеса. Часть таких небольших фирм, и до того едва сводивших дебет с кредитом, обанкротились и закрылись. Другая часть, чтобы остаться на плаву, пошла на радикальные меры — сократила число сотрудников либо урезала на те же 16% их рабочее время. В итоге тысячи человек остались без работы, а доходы тех, кто ее сохранил, остались на прежнем дореформенном уровне.

Во время предвыборной гонки Мун пообещал создать почти миллион новых рабочих мест в госсекторе и провести реформу здравоохранения. По факту же эти намерения оказались невыполнимыми. Как ехидно заметили представители оппозиции, на их реализацию потребуется почти $160 миллиардов, а такие средства попросту неоткуда взять.

Не выполнил президент и свое обещание начать отказ от ядерной энергетики как слишком опасной для населения и экологии. Выяснилось, что, во-первых, при закрытии даже нескольких АЭС страна столкнется с дефицитом электроэнергии, а во-вторых, закрыть их будет возможно лишь усиленным сжиганием угля, что приведет к еще большим экологическим проблемам в стране, и так задыхающейся от вредных выбросов.

Да и сама Северная Корея ведет себя не совсем так, как хотелось бы многим южнокорейцам: не спешит избавляться от накопленного ракетно-ядерного арсенала, требует встречных уступок и вообще ведет себя не так, как положено "побежденному" (многие были уверены, что Ким Чен Ын, согласившись на переговоры с Югом и США, признал свое поражение в противостоянии с ними)

Северокорейская проблематика также сыграла в падении рейтинга президента не последнюю роль. После триумфального проведения двух межкорейских саммитов весной этого года и исторической встречи Ким Чен Ына и Трампа в Сингапуре летом многие южнокорейцы очень воодушевились. Казалось, что наконец КНДР откажется от ядерного оружия, помирится с Югом и США, а там уже и до объединения Кореи будет рукой подать.

Но процесс, которому предшествовало множество громких слов (в защиту Мун Чжэ Ина скажем, что не только с его стороны), как-то забуксовал. По ходу выяснилось, что задекларированные намерения опять не так просто выполнить.

Также оказалось, что ближайший военный союзник Юга — США — вовсе не в восторге от внезапно нагрянувшего межкорейского потепления и стараются всячески этому помешать, причиняя вред где-то по-крупному, а где-то по мелочам.

Да и сама Северная Корея ведет себя не совсем так, как хотелось бы многим южнокорейцам: не спешит избавляться от накопленного ракетно-ядерного арсенала, требует встречных уступок и вообще ведет себя не так, как положено "побежденному" (многие были уверены, что Ким Чен Ын, согласившись на переговоры с Югом и США, признал свое поражение в противостоянии с ними).

Впрочем, буквально сегодня администрация Муна объявила дату нового, третьего межкорейского саммита: он пройдет в Пхеньяне с 18 по 20 сентября. Не исключено, и даже вполне вероятно, что благодаря этому громкому событию президенту удастся отыграть потерянные очки популярности. Впрочем, маловероятно, чтобы его рейтинг в ближайшее время вновь достиг рекордных 84%.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru
Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!